blog Хочу подать на развод! Реальная история из практики.
Психологический навигатор
Псикологическая помощь. Консультация по Скайп. Лучшие профессиональные психологи. Профессиональные психологи в городе $g_town.
Вход | Регистрация


Психологическая помощь
Выберите город
Без сортировки
По цене приёма
По рейтингу
По ФИО психолога


|

Хочу подать на развод! Реальная история из практики.


Хочу подать на развод! Реальная история из практики.

Давайте вместе с вами разберём историю того, как в отношениях принимается решения о разводе и о семейных конфликтах.

Пример семьи: Игорь, 36 лет, Анна, 34 года.

Ситуация: На прием пришли супруги, семейный стаж – семь лет, дружили до брака меньше года, имеют трехлетнего сына. Собираются подавать на развод, так как муж убежден в том, что жена активно ищет себе чужое мужское внимание, уклоняется от семейного интима, не желает заводить второго ребенка, все ее родственники – против него. Формально, факта измены нет. Жена не знает, что делать, но мириться сама не желает, считает себя «выше всего этого», «не желает вставать на колени перед холодным бездушным чурбаном, да еще и ревнивым». Оба супруга из полных семей, имеют высшее образование. С алкоголем, наркотиками, агрессивностью, ни у кого проблем нет. Муж может вспылить, но никогда не поднимал руку на жену. Семья неплохо обеспечена. Работают оба супруга, но основной источник семейного дохода – заработки мужа. Квартира и машина – также результат именно его труда. Бытовых конфликтов нет. Ребенка любят оба супруга, муж помогает жене в домашних заботах (хоть и не часто). Ребенок уже ходит в детский сад, мама вышла на работу. Пришли на прием по совету каких-то своих знакомых, которые когда-то обращались ко мне за помощью. Сами не знают, какой из этого будет результат. Но, по первым заявлениям, обе стороны готовы к разводу.

Начинаем разбираться: Итак, у нас есть Игорь, 36 лет из категории №1 «счастливчики», у которого в жизни было всего девять из перечисленных выше житейских бед: ребенок был свидетелем драк между родителями, имел в подростковом возрасте комплексы из-за низкого роста, был ярым панком, пережил две личные трагедии, связанные с разрывом длительных любовных отношений (оба раза его бросали девушки, после чего он решил, что теперь бросать будет только сам и первым). Весьма конфликтный из-за чрезмерной ревности, ссорящийся с родителями жены, периодически изменяющий жене с кем попало, находящийся в свои 36 лет в состоянии хронической усталости и нервного истощения («синдром менеджера»), недавно переживший трагическую смерть друга, умершего у него на руках. И вот, после шести лет брака, этот успешный заместитель директора крупной коммерческой структуры, от своего знакомого, что работает вместе с его женой, вдруг узнает, что у Анны (ей 34 года) на работе завелся какой-то подозрительный «друг». Не факт, что он – любовник, однако они с женой вместе ходят на бизнес-ланч, он дарит ей шоколадки, регулярно (причем, открыто) звонит ей днем в выходные дни, типа что-то там «советуется по работе».

Жена Анна представляет из себя «девушку-пограничника». Формально она – «счастливчик». У нее, как и у мужа, также всего 9 проблем в прошлом: была в детстве с кривыми зубами и сильно из-за этого комплексовала. Отсюда, у нее были проблемы в общении со сверстниками. Ее мать со скандалом выгнала пьющего отца из дома и подала на развод, а дочь очень любила папу. Несмотря на то, что родители затем сошлись (так как у папы было много денег и его квартира), все это оставило в душе девушки заметный отпечаток. Поэтому в жизни уже выросшей девушки имело место личное одиночество, были сложности в поиске «второй половины», неразделенная любовь. Работая в бюджетной сфере, замуж она вышла в 28 лет за первого, кто ее позвал, без особой любви, потому что было «надо». Никакого интереса к сфере секса у девушки не было, поэтому и в интимной жизни семьи все происходило только после инициативы мужа, которого скоро стало раздражать, что «ему больше всех надо».

Еще Анна сильно переживала, что первых два с половиной года брака не могла забеременеть, а после рождения дочери испытала женскую послеродовую депрессию. Однако, в отличие от мужа, который давно забыл и о том, что был самым низким в классе, и панком, и многом другом, большая часть прошлых проблем девушки так и не были девушкой преодолены, в том или иной виде сохранились в ее памяти, отражались в поведении.

Технически, сама по себе вскрывшаяся ситуация была проста. Девушке после поздних родов и стресса пережитого из-за сложностей с беременностью, элементарно не хватало мужского внимания, заботы, цветов, комплиментов и улыбок. А вот муж, в своей борьбе за «мужское я», еще с юности чересчур закалил/перекалил себя, растерял всю нежность и сентиментальность, зато приобрел жесткость и резкость. Муж был хорошим отцом и нормальным семьянином, но чересчур много работал, был слишком суров, чтобы быть мягким и внимательным. Игорь просто недодал своей жене элементарного человеческого тепла, но в этом был сам по себе не виноват: во-первых, будучи требовательным к себе, он был недостаточно добрым к другим. Во-вторых, таков был стереотип поведения в его собственной семье. В-третьих, он не знал, что психотип его жены требует регулярной дополнительной моральной поддержки.

Анна, скорее всего, до измены со своим хорошим приятелем на работе не дошла бы (хотя, все возможно). Но, муж, узнав о двух совместных обедах с посторонним мужчиной, логически связал это с тем, что жена недавно отказала ему в рождении второго ребенка, предложив сделать через несколько лет. Сама женщина считала, что ей нужно за пару лет продвинуться в карьере. Истинной причиной затягивания вопроса о втором ребенке являлась послеродовая депрессия. Однако, муж увидел в этом подготовку жены к разводу, стремление родить уже от другого человека. В итоге, он устроил дома серьезный скандал, обозвал жену «дешевой шлюхой», в знак протеста устроил ей сексуальный бойкот на три месяца. В семье в воздухе повисло тягостное напряжение…

Но, на этом все не заканчивается, а только начинается. Тут в дело вмешались дополнительные силы. Отец у мужчины давно умер, но мама Игоря – Ирина Александровна всегда недолюбливала свою невестку. Как дама старой закалки, она считала, что та вышла замуж слишком поздно (в 28 лет), долго не могла забеременеть, а потому – является старой девой, которая должна носить мужчину взявшего ее в жены буквально на руках. Сама мама, в свои 60 лет являла из себя классического «обычного человека»: прошла в своей жизни уже 17 проблемных ситуаций из 55. В данный момент времени, боролась с личным одиночеством (после смерти мужа она так и жила одна), переживала понижение в должности на работе (с завуча школы стала просто учителем), уже начала испытывать на себе негативные возрастные психо-физические изменения.

Кроме того, несмотря на то, что в их семье были равные дружеские отношения между супругами, Ирина Николаевна, в душе, считала главной именно себя. Поэтому она изначально недолюбливала отца и мать жены сына, так как считала, что та женщина – «слабачка», потому, что пребывала у мужа в явном подчинении. И демонстративно в гости к своим новым родственникам не ходила.

В силу наличия данного комплекса факторов, узнав о конфликте в семье своего сына, Ирина Александровна посчитала, что самое правильное – немедленно подать на развод. Сделав в свое время аборт, и не имея возможности родить еще, она всю жизнь переживала, что виновна в гибели возможного ребенка и остро хотела, чтобы ее сын завел детей еще. Поэтому, узнав об отказе Анны родить второго ребенка, она тут же рьяно начала подыскивать сыну новую невесту, чтобы он женился во второй раз и смог завести еще двух-трех малышей.

В это же время началась «битва за дочь» со стороны семьи жены Анны. Ее папа – Николай Сергеевич, в данный момент времени переходил границу от статуса «обычного человека» к статусу «человека-проблемы». Занимая высокий пост руководителя в своей организации, он был законченным алкоголиком и грубияном. Поэтому, в целом неплохо относясь к своему успешному зятю (который сам купил квартиру и две дорогих машины – себе и жене), тем не менее, узнав о конфликте, он все поставил на принцип. Его заявление было простым: «У меня хватит денег, чтобы прокормить и дочь и ее ребенка. Квартиру, если что, поможем ей взять в ипотеку. Делаем так: Развод и покупка квартиры. Кредиты плачу я! И точка!».

Мать жены, Елена Михайловна, женщина из категории «обычный человек», всю жизнь глубоко страдала, что сама так и не смогла состояться в жизни: сначала вышла замуж, затем родила двоих детей, а вот карьеры так и не сложилось, собственных больших денег никогда не зарабатывала. А очень хотелось. Да еще и вынужденное возвращение к пьющему мужа (он ее пару раз выгонял из дома и бил) просто потому, что у него была большая квартира (умно записанная на его маму и не подлежащая разделу после развода) и приличный доход. Поэтому, как водится, переложив свои несбывшиеся мечты на дочь, именно она не советовала дочери заводить второго ребенка, а лучше сконцентрироваться на карьере и стать финансово независимой от мужа. В этой ситуации, она тоже поддержала дочь, чтобы та «не терпела выходок чванливого дурака-мужа», а развелась. Состоялась в карьере, достигла высокого финансового и социального статуса благодаря не мужу, а самой себе. А там, мол, видно будет. Если еще раз захочется замуж – дело ее…

Таким образом, можно наглядно увидеть, что родители с обеих сторон могут быть одинаково опасными для брака своих детей. И это – несмотря на глубокое различие в тех причинах, которые побудили их принять такое решение.

На прием пришли супруги, стаж – семь лет, дружили до брака меньше года, есть сын. Собираются подавать на развод.

Даже не будучи психологом, можно предположить, что если бы не негативное влияние родителей, супруги Игорь и Анна, вполне могли бы самостоятельно преодолеть свой семейный разлад. Но, увы, в реальной жизни, очень много факторов направлены против брака. В том числе, самые близкие друзья супругов.

К примеру, большинство друзей и подруг, ровесников Игоря и Николая к своим сорока годам, подходя к кризису среднего возраста, уже оказались разведены. Соответственно, поддерживать чужую семью, потеряв свои собственные, будучи объективно обиженными на противоположный пол, способны лишь единицы мужчин и женщин. Поэтому, практически все подруги Анны и друзья Игоря, узнав о сложной ситуации в их семье, посоветовали им «не быть мямлями, а быть жесткими и решительными, разойтись и начать все сначала». При этом, одни разведенные женщины советовали так просто потому, чтобы на фоне очередного развода подруги, не так сильно ощущать себя «разведенками» и неудачницами в жизни. Другие (намучившись со своими мужьями-алкоголиками), после своих разводов, приведя себя в порядок, завели себе любовников, на самом деле стали жить в полном душевном покое. Поэтому, вполне искренне желали своей подруге такого же спокойствия. В том числе, совсем недавно развелась ее коллега по работе, девушка 26 лет, которая тут же завела романтические отношения с богатым мужчиной, чуть ли не каждый день хвасталась перед коллегами полученными подарками.

Многие друзья мужа, уже успевшие после развода завести новых подруг или даже создать семьи, были по-своему правы, считая, что Игорь, в свои 36 лет, еще вполне востребован у женщин. И если быстро создаст новую семью, то вполне сможет успешно войти в одну и ту же воду семейной жизни второй раз.

И вновь, вы можете убедиться в том, что совершенно различные факторы, действующие в головах мужчин и женщин, могут вызывать совершенно одинаковые негативные последствия для семейной жизни.

Между тем, мы еще не сказали о «друге» Анны. Как показал наш разговор с ней один на один, «роковой мужчина» оказался системным администратором Сергеем, в возрасте 30 лет, который только несколько месяцев назад был принят на работу в данный коллектив. Как это нередко случается с мужчинами из виртуального мира, он был слегка «странным»: будучи неплохим специалистом, он крайне плохо адаптировался в новом коллективе, плюс уже как три года был разведен. К Анне он прибился просто потому, что она, будучи сама психологически слабой, оказалась очень отзывчивой по отношению к тому человеку, кто оказался еще слабее ее. Поэтому она, сама этого не понимая, взяла Сергея под свою опеку, тем самым «подлечивая» собственную психику, хоть где-то ощущая себя сильной и кому-то нужной (сильному мужу никакой помощи и поддержки от жены было не нужно).

Факт остается фактом: такого рода «шефство» почти всегда приводит к возникновению взаимных чувств и интимных отношений, проще говоря – к изменам. В этом смысле, мужу Анны Игорю, наверное, было за что опасаться. Поэтому остановить развитие данных отношений (хоть и не такими жесткими мерами), было вполне целесообразно.

Результаты первичного анализа ситуации «Игорь и Анна»:

Слушая выступления супругов, оценивая данный набор фактов, во-первых, я понимаю, что данная конфликтная ситуация является результатом не только и не сколько конфликта непосредственно между самими супругами, сколько:

— Провоцируется различными комплексами, тем внутренним душевным дискомфортом, который возник в голове у Игоря и Анны, сформировался еще задолго до образования данной семьи. Подчеркиваю: не в самой семье – а задолго до ее образования! В данном случае, проблемой семьи стало то, что ни муж, ни жена не проявили усилий, чтобы решить не только чужие, но и свои собственные психологические проблемы.

— Осложняется неправильным и глубоко ошибочным поведением близких родственников и друзей Игоря и Анны, которые вместо того, чтобы примирить партнеров по семейным отношениям, всячески их ссорят между собой и фактически подталкивают к разводу.

— Отягчается отсутствием нормально выстроенных отношений между родственниками Игоря и Анны. Что разминированию и сглаживанию конфликта никак не способствует.

Собственно, все. Для меня, как для специалиста, уже нет никакого смысла продолжать дальнейшее выяснение деталей семейного кризиса. Данная ситуация – возможность показать вам, моим читателям, что вопреки расхожему мнению:

Семейный конфликт и развод – чаще всего, дело рук вовсе не супругов,
точнее – не только супругов. Это – результат усилий сразу нескольких
человек, а то и вообще, доброго десятка. Плюс стечения обстоятельств.

Сама эта, в общем-то, рядовая житейская ситуация, является для меня отличной возможностью наглядно показать читателям, что разбираясь с определенным видом семейных конфликтов, фактически психолог имеет дело не столько с неким конкретным физическим лицом (или с двумя лицами – мужем и женой), сколько с индивидуальным рисунком психотравм, переданными по наследству от родителей жизненными установками, личными достижениями и провалами партнеров, плюс набором объективно сложившихся конкретных жизненных ситуаций. Проще говоря, при первичном сборе информации о супругах и их семейной беде, психолог обязан отделить «зерна от плевел», «волков от овец», понять три вещи:

  1. Что подготавливает конфликтную семейную ситуацию, является для нее «благодатной почвой». Что сложилось давно, еще задолго до данного конфликта, а то еще и за годы до знакомства с данной «семейной половиной», в прошлой жизни мужчины и женщины: юношеские комплексы, негативный опыт прошлых любовных и семейных отношений, весь тот комплекс из 55 психологически стрессовых ситуаций, что были или имеются у человека в жизни, прошлые конфликты в паре (возможно, совсем по другому поводу, чем сейчас.
  2. Что создает уже непосредственно саму конфликтную семейную ситуацию. Значимость и весомость собственно причины конфликта. Это характер отношений между супругами, неправильность устройства самой системы семейного общения, чьи-то серьезные поведенческие ошибки (типа СМС-переписки с нем-то, алкоголизм, сексуальные забастовки) и т.д. Плюс набор объективных ситуаций (типа снижение доходов кого-то из супругов, появление на работе у мужа очаровательной коллеги, возвращение в город старой любви жены и т.д.).
  3. Что подогревает семейный конфликт, обеспечивает его развитие, эскалацию. Степень влияния на конфликт внешних сил. Чаще всего это позиция родителей, родственников, друзей и знакомых супругов (даже их соседей). Иногда – позиция взрослых детей, однозначно принимающих сторону кого-то из партнеров. Кроме того, это набор поведенческих штампов и установок, действующих в голове у супругов. Типа: «Я – мужик и никому не позволю меня строить и учить жизни!». Или: «Я мужик в самом соку, деньги у меня есть: разведусь и женщины из-за меня еще драться будут, а я выберу себе самую лучшую». Соответственно, у женщин: «Я еще молода и легко смогу найти себе нового мужа!», «Я – современная женщина и не потерплю, что мною командует мужчина, который зарабатывает меньше меня, да тем более без высшего образования».

Соответственно, при работе психолога с конфликтующими супругами, важно как можно быстрее и точнее сгруппировать полученную информацию по всем трем данным группам. Затем – действовать исходя из ситуации и принятых решений.

Лично я, оценивая то, что вижу и слышу в конкретной семейной истории, всегда мысленно принимаю ее за 100% и как бы делю ее на три части (равные или неравные, в зависимости от ситуации) по всем трем данным направлениям. Завершая наш предметный разговор о паре из Игоря и Анны, я разделил бы их конкретную ситуацию следующим образом:

  1. Подготовка конфликтной ситуации прошлой жизнью партнеров – 30%.
  2. Значимость и весомость собственно причины конфликта – 20%.
  3. Степень влияния на конфликт внешних сил – 50%.

Хочу сразу оговориться, что глубоко научно обосновать данное распределение факторов каждой конкретной семейной ссоры (да и вообще любого конфликта в жизни людей), крайне сложно. Фактически это чисто субъективное распределение, зависящее, прежде всего от жизненного и практического опыта семейного психолога, а также от степени откровенности и искренности обратившихся за помощью супругов. Кстати, именно по этой причине, приходить к семейному психологу супругам (или влюбленным) всегда правильнее именно вдвоем. Только в этом случае, вероятность получения именно комплексной, то есть двусторонней информации, максимально высока, что и обеспечивает максимально возможную объективность собственного экспертного мнения семейного психолога.

На прием пришли супруги, стаж – семь лет, дружили до брака меньше года, есть сын. Собираются подавать на развод.

Если же вам интересно, как выглядит наиболее распространенная ситуация в семейных конфликтах, то я вижу ее так:

Шкала значимости различных факторов в семейных конфликтах:

На первом месте – степень влияния на конфликт внешних сил – 50%. (мамы-мапы, друзья-подруги, любовники-любовницы, коллеги по работе).

На втором месте – подготовка конфликтной ситуации прошлой жизнью партнеров – 30%.

На третьем месте – значимость и весомость собственно причины конфликта – 20%. (Как видите, ее значение я оцениваю весьма низко).

Соответственно, вся стратегия и тактика моей работы с данной парой (Игорь и Анна) будет заключаться в последовательном устранении данных факторов по схеме «сверху вниз», начиная с самого важного и заканчивая самым незначительным.

В ходе моей психотерапии, сначала я обозначаю супружеской паре свой взгляд на их ситуацию. Знакомлю с данной раскладкой процентов, если нужно – спорю и обосновываю. Если супруги оказываются вполне разумными и вменяемыми людьми, они соглашаются с моей оценкой ситуации. Тем более, что в данном варианте, людям всегда проще принять мысль о том, что сами-то не так уж и виноваты: виновны совсем другие люди и психологические факторы из прошлого, еще добрачного времени.

Приведя ситуацию к общему «знаменателю», когда семейный психолог и семейная пара оказываются едины в оценке ситуации, я предлагаю некий алгоритм последовательных действий, которые должны вывести ситуацию из тупика. В случае Игоря и Анны, я рекомендую им следующее:

Первое. В течение периода до трех месяцев максимально сократить общение с родственниками мужа и жены. Даже с собственными родственниками. При этом, пояснив всем, что в данной ситуации Игорь и Анна хотят прийти к собственному, а не чужому мнению и решению. И это пойдет на пользу всем.

Отношения с родственниками должны возобновиться, только после полного завершения цикла семейной терапии. При этом, требую, чтобы супруги принудили своих собственных родителей найти возможность извиниться перед «вторыми половинами» и сказали, что они в итоге очень рады, что семья все-таки сохранилась.

Второе. Поскольку супруги имели глупость в своих семейных дискуссиях озвучить «разводную» позицию не только родственников, но и друзей, отныне подруги жены и друзья мужа вызывают у «второй половины» только реакцию раздражения. Соответственно, прямо ставлю перед Игорем и Анной задачу: сменить или, по меньшей мере, обновить общий круг общения, желательно вообще создать новый. Начать общаться с теми, с кем до этого общались мало, постараться завязать отношения с другими супружескими парами. В данном случае, прежде всего, за счет более специализированного общения с родителями тех детей, что ходят в одну группу детского сада с их ребенком.

Третье. Супругам важно постараться преодолеть психологические проблемы юности. Очень советую вложить приличные деньги в смену имиджа и гардероба жены. Анна должна перестать быть «серой шейкой», должна раскрыться как женщина настолько, чтобы у нее не было потребности получать жалкие крохи внимания от посторонних мужчин. Соответственно, для преодоления боязни Игоря, что его могут бросить (как с ним это бывало раньше), я прошу, чтобы Анна в присутствии психолога сказала мужу, что очень его любит, и на самом деле никогда всерьез не думала о разводе. Просто оказалась под давлением родственников и друзей. После того как случилось это трогательное объяснение в любви, в разговоре один на один я беру с мужа обещание уделять своей жене как можно больше личного внимания, ежедневно говорить комплименты, писать в течение дня СМС, забирать с работы и т.д.

Четвертое. Супругам необходимо преодолеть семейное домоседство и создать полноценную семейную «культурную программу». Как выяснилось, за шесть лет брака, супруги ни разу совместно не были в отпуске. Да и полноценных отпусков, собственно говоря, у них не было. Все ограничивалось только поездками на два-три дня на местные озера, к родственникам в деревню. После рождения ребенка, супруги вообще не отдыхали вдвоем. Неудивительно, что все это очень плохо отражается на семейной жизни. Поэтому и простой бизнес-ланч с коллегой в этих условиях для Анны показался чем-то таким романтическим и душевно приятным. Отсюда мораль:

Чтобы жена не ходила с коллегой на бизнес-ланч,
муж должен сам чаще ходить с ней в кино, кафе и спортзал.

Пятое. Необходимо восстановить нормальную интимную жизнь в паре. Прежде всего, прекратить неправильную практику, когда супруги засыпают с маленьким ребенком в одной постели. Ребенок должен спать все-таки отдельно. Выходные, когда ребенка берут бабушки-дедушки, должны использоваться супругами вовсе не для генеральной уборки квартиры и не для похода на рынок, а для чего-то гораздо более пикантного.

Шестое. Если отношения между супругами постепенно исправятся и отрегулируются, самое время все-таки завести второго ребенка. По моему плану, это должно произойти в течение года.

К моему профессиональному удовлетворению, супруги Игорь и Анна без споров принимают не только мою оценку событий, но и сам алгоритм «размагничивания» семейного кризиса. Забегая вперед, сообщу, что в итоге, в данной семье все сложилось хорошо, а через год в паре появился второй сын.

На этой оптимистичной ноте, завершаю. В ней я постарался наглядно вам показать, что семейные конфликты и разводы – вовсе не такая простая и однотипная вещь, как иногда это может показаться. Вовсе, нет:

Любой семейный конфликт, а тем более развод –
это комплексное явление в жизни мужчины и женщины,
это всегда сумма их прошлого жизненного опыта,
разочарования в настоящем и ожиданий в будущем.

С уважением, психолог Андрей Зберовский.

я в Телеграмм https://t.me/psychologyzberovski
я в ВК https://vk.com/id8358120

Буду рад, если вы поставить смайл под статьей, это подстегнет меня написать следующую...Я помогу вам достигнуть гармонии в отношениях, наладить коммуникации, чтобы в будущем вы могли решать проблемы конструктивно.

Запись веду на консультации лично я по телефону +7-926-633-52-00 с 09 до 21.00 по МСК в Viber, Whats App, Telegrаm или по мобильному.

Моя методика, работает на 100% и она помогла тысячам моим клиенток изменить свою жизнь.






Дата публикации: 23 декабря 2022 г.



Добавить новый Комментарий

Психолог Лопатина Елена Олеговна
Консультация по Skype

Лопатина Елена

В работе в основном я использую методы гештальт-подхода и гипнотерапии
Психолог  Баландина Ирина Викторовна
Консультация по Skype

Баландина

Психолог-консультант, сертифицированный ЭОТ- терапевт, терапевт по методу символдрамы....
Станьте психологом-консультантом

Станьте психологом-консультантом

Психолог Найманова Мария Вячеславовна
Консультация по Skype

Найманова Мария

Психолог-консультант, гештальт-терапевт
Психолог Гришанина Мария Юрьевна
Консультация по Skype

Гришанина Мария

Магистр психологии СПбГУ, практикующий психолог
Психолог Воротникова Татьяна Ивановна

Воротникова Татьяна

Дипломированный психолог-консультант
Психолог Аникина Екатерина Александровна

Аникина Екатерина

Психолог гештальт-консультант




Вход для психологов

Забыли ID или пароль?

Забыли ID или пароль?

🔍