Психологический навигатор
Псикологическая помощь. Консультация по Скайп. Лучшие профессиональные психологи. Профессиональные психологи в городе $g_town.
Вход | Регистрация


Психологическая помощь
Выберите город
Без сортировки
По цене приёма
По рейтингу
По ФИО психолога


Можно ли говорить о треугольнике Карпмана в ситуации абьюза в семье?



Данная статья предназначена прежде всего коллегам, которые работают с жертвами насилия и не являются транзактными аналитиками, но хотели бы решить для себя: можно ли использовать треугольник Карпмана (dramatic triangle) для объяснения психологических причин, которые привели к ситуации насилия в семье.

Но может быть полезна и тем, кто интересуется психологией и транзактным анализом.

Последнее время часто слышу/читаю от коллег-психологов, что треугольник Карпмана: Жертва-Преследвоатель-Спаситель - не применим в ситуации насилия и что если абюзер (насильник) - это один из "темной триады", как ее называют коллеги:

- Психопатия
- Перверзный нарциссизм
- Социопатия

- то в этой ситуации нельзя говорить о ролях из треугольника Карпмана.

 

Так как треугольник Карпмана (или драматический треугольник, как его назвал Карпман) - это одна из теорий транзактного анализа, а коллеги, от которых я слышал такое отношение к драматическому треугольнику, не проходили обучение в транзактном анализе и в своей работе используют в основном другие модальности, то я решил все же написать эту статью, так я много лет практикую транзактный анализ в качестве психолога и много лет прохожу обучение в этой модальности.

В этой статье я наглядно покажу, что драматический треугольник применим в ситуации насилия, в том числе в ситуации, когда жертвы насилия подвергаются угрозе жизни и здоровью: физическому и психическому.

В своем ответе я постараюсь показать почему это именно так, с кратким описанием и отсылкой на другие теории транзактного анализа, с которым связан драматический треугольник.

Позиция коллег по отношению к драматическому треугольнику, которую я буду конфронтировать в этой статье

Наиболее распространенное мнение коллег по этому поводу можно выразить в следующей цитате в одной из групп, посвященной работе с жертвами насилия:

Самое главное, что нужно понять, что тиран и жертва в треугольнике Карпмана и в абьюзе - это кардинально разные понятия. В треугольнике все жертве, но имеют в зависимости от ситуации разные роли, а в абьюзе тиран всегда тиран, а жертва всегда жертва. И в абьюзе речь идет о насилии, а не агрессии как в треугольнике Карпмана. Это надо всем психологам как Отче Наш знать.

Моя коллега Алена Прихидько даже связалась со Стивеном Карпманом, вот что она писала в своей публичной записи на странице в Facebook:

В связи с тем, что некоторые российские терапевты эксплуатируют треугольник Карпмана с целью обвинения пострадавших от насилия, я решила написать автору теории и спросить, что он думает. Я спросила считает ли он возможным применять свою концепцию в работе с насилием.

Вот его ответ (с ее слов):

In the situation you mention, perhaps all the power and coercions of the Persecutor would need to be understood to be able to figure a way out; as well as the lost benefits from the Rescuer and empathy for the Victim of the Persecutor. Stephen Karpman
В описываемой вами ситуации, власть и принуждение (которое совершает) преследователь должна быть учтена для того, чтобы найти выход (выбраться из ситуации насилия). Также как и утраченные преимущества спасателя и эмпатия к жертве преследователя (должны быть тоже учтены) Перевод Алены Прихидько

Однако, Алена не останавливается на переводе слов Карпмана, а продолжает уже от себя:

Смысл дипломатичного ответа в том, что у насильника очень много власти и это нужно учитывать и не начинать перекладывать ответственность на пострадавшую.
Иными словами, доктор Карпман очень осторожен в том, чтобы применять свою концепцию - треугольник - к ситуации насилия. Он подчеркивает дисбаланс власти и не говорит, что пострадавшая «самавиновата». Всем, кто считает возможным использовать его теорию с целью поиска вины жертвы, предлагаю перечитать его работы внимательно. И не придумывать ерунду.

Далее Алена продолжает:

Для ясности, доктор Карпман ответил мне, что он категорически против обвинений жертвы.

Вот еще о чем говорил Карпман со слов Алены (уже без английского варианта):

Ни в одной программе по работе с домашним насилием я ни разу не слышал об обвинении жертвы. Преследователь должен идти в терапию только для себя самого. И не быть в терапии пары длительное время пока не возьмет на себя полную ответственность за насилие и свои реакции. Насилие всегда его ответственность, не ее. Женщина тоже может проявлять насилие, но он не должен реагировать путем физического насилия. Если женщина "нажимает его кнопки" он может реагировать, но не проявлять насилие. Это противозаконно и он должен быть отправлен в программу по работе с домашним насилием.
Всякий человек, который полагает, что женщину можно обвинять за проявления насилия со стороны мужчины, тоже должен быть в терапии за то, что так думает.

Вот мое профессиональное виденье этой ситуации

Начну с того, что многие коллеги, которые работают с ситуациями насилия, путают ситуацию применимости теории треугольника Карпмана и обвинения жертвы в том что она ответственна за насилие насильника.

То есть путают вину и ответственность.

Исходя из моего опыта работы с жертвами насилия, обычно у жертв насилия очень много вины за то что они "сами довели абьюзера" - и эта вина - то с чем в первую очередь необходимо работать, чтобы жертва перестала испытывать эту вину, поэтому, если вы применяете треугольник Карпмана к какой-либо ситуации, это не говорит о том, что "жертва сама виновата".

Другое же заблуждение коллег, не ТА-аналитиков, что если мы применяем треугольник Карпмана к ситуации, то у жертвы есть тогда возможность перейти или в Преследователя (самой стать насильником) или в Спасителя - но это тоже не верно - есть возможность выйти из всех трех ролей - это и есть "выход из треугольника".

Для того, чтобы мой ответ был аргументирован, давайте я познакомлю вас кратно с базовыми теориями транзактного анализа, на которых базируется треугольник Карпмана.

Теория эго-состояний: Родитель, Взрослый, Ребенок

Эго-состояние - это набор мыслей, чувств и поведенческих реакций. В каждый момент времени мы находимся в одном из трех эго-состояниях: Родитель, Взрослый и Ребенок. Для здоровой и сбалансированной личности нужны все три эго-состояния.

В транзакном анализе для того чтобы показать, что речь идет об эго-состояниях, а не о реальных родителе, взрослом или ребенке, эго-состояния Родитель, Взрослый и Ребенок пишут с большой буквы и/или добавляют словом "внутренний": внутренний Родитель, внутренний Взрослый и внутренний Ребенок.

Родитель – это набор чувств, мыслей и образцов поведения, которые мы с самого раннего детства копировали у наших родителей и других значимых для нас взрослых. Родитель складывается как из всех убеждений, эмо­ций и схем поведения, которые мы выбрали для встраивания у своих реальных родителей, так и из Родителя, которого мы создаем для себя и продолжает создавать всю жизнь.
Взрослый - это наша осознанность, наш внутренний компьютер. Внутренний взрослый независим от наших переживаний: будь то запрет чего-то нашим Родителем или беспокойство Ребёнка, - помогает нам в сложных жизненных ситуациях принимать те решения, которые позволяют нам полностью их разрешить.

Ребёнок – это та часть человека, которая думает, чувствует и ведет себя так, как он вел себя в детстве.

Свободный и Адаптивный Ребенок

Эго-состояние Ребенка функционально делят на две части: Свободного и Адаптивного (или Приспособившегося) Ребенка.

Свободный Ребенок - ведет себя на основе своих потребностей и желаний. Свободный Ребенок - отвечает за контакт с нашим телом, с его желаниями и нежеланиями, в том числе сексуальными.

Адаптивный Ребенок - ведет себя в соответствии со своим понимани­ем того, каких решений ждут от него другие, то есть он ведет себя в соответствии с ожиданием родителей и других значимых фигур. Во взрослом возрасте, когда мы выражаем себя из Адаптивного Ребенка - мы ведем себя в соответствии с ожиданиями внутреннего Родителя.

Например, если ребенок получает позитивные поглаживания за пользование горшком и/или негативные за мокрые штанишки, он научится ходить на горшок, чтобы доставить удовольствие окружающим - то есть его действия будут из Адаптивного Ребенка.

Если же он учится пользоваться горшком просто потому, что ему не нравится ощущение мокрых штанишек, тогда его тренировки обслуживают его собственное желание, и таким образом, те же его действие: умение пользоваться горшком - будет из Естественного Ребенка.

Позитивный и негативный Адаптивный Ребенок

Будучи взрослым, я часто проигрываю способы поведения, которым следовал в детстве, чтобы оправдать ожидания родителей. Когда я поступаю подобным образом, то нахожусь в части Адаптивного Ребенка моего эго-состояния Ребенка. Описывая эти способы поведения нашего Адаптивного Ребенка, мы имеем в виду позитивного Адаптивного Ребенка. И наоборот, мы находимся в негативном Адаптивном Ребенке, когда проигрываем детские паттерны поведения, которые более не соответствуют нашей взрослой ситуации.

Контролирующий и Заботливый Родитель

Эго-состояние Родителя функционально делят две часть: Контролирующего (Критикующего) и Заботливого (Воспитывающего).

Контролирующий Родитель - в детстве родители говорят ребенку что он должен делать, а что не должен, контролируют или критикуют его. Когда ребенок вырастает и делает так же - он находится в своем Контролирующем Родителе. Когда

Заботливый Родитель - в детстве родители оберегают и заботятся о ребенке, когда он поранил коленку - утешают его и накладывают повязку. Когда ребенок вырастает и делает так же по отношению к другим или к себе - он находится в своем Заботливом Родителе.

Позитивный и негативный Контролирующий и Заблотливый Родитель

Мы находимся в позитивном Контролирующем Родителе тогда, когда наши родительские директивы по отношению к другим людям искренне направлены на их защиту или поддержание их здоровья.

Негативный Контролирующий Родитель описывает родительские образцы поведения, игнорирующие другого человека.

Позитивный Заботливый Родитель заботится и помогает, уважая человека, которому оказывает помощь.

Негативный Заботливый Родитель оказывает помощь с позиции превосходства, игнорируя другого человека.

Треугольник Карпмана и эго-состояния

Позиции в треугольнике Карпмана связаны с эго-состояниями следующим образом:

  • Жертва - негативный Адаптивный Ребенок,
  • Спаситель - негативный Заботливый Родитель,
  • Преследователь - негативный Контролирующий Родитель.

Исходя из этого можно увидеть, что выход из треугольника возможен следующим образом - вы выходите в одно из эго-состояний, которые не соответствуют ролям в треугольнике, например, в ситуации насилия стоит выйти в эго-состояния Взрослого или в состояние позитивного Заботливого Родителя, но не по отношению к насильнику, а по отношению к себе и к своим детям (если речь идет о семейном насилие и в семье есть дети).

Треугольник Карпмана и психологические игры

Изначально, Карпман придумал драматический треугольник как один из способов описания психологических игр (см. "Сказки и драматический анализ сценария", Карпман, 1968 г.).

Согласно Берну, Психологической игрой является взаимодействие участников игры, которое можно описать формулой:

Крючок + Клев = Реакция —> Переключение —> Смущение —> Расплата

Пример игры

  • Прямой стимул (Муж жене: "Я покрашу заднее крыльцо").
  • Секретное сообщение (Муж откладывает покраску: "Продол­жай "пилить" меня").
  • Ответ на секретное сообщение (Жена: "Почему ты до сих пор не покрасил крыльцо? ").
  • Расплата. Муж злится, грустит, беспокоится, чувствует себя виноватым и, таким образом, молча дает себе и другим оценку, которая укрепляет его жизненную позицию: "Я злюсь. Она всегда меня критикует. Пожалуй, мне никогда не угодить ей".

Каждый участник игры получает свою расплату и эта расплата является повторением важных неоконченных в прошлом дел.

При этом, важным элементом игры является Крючок и Клев - в примеры выше таким крючком было скрытое сообщение мужа: "Продолжай "пилить" меня", а клевом - был ответ жены: "Почему ты до сих пор не покрасил крыльцо? ".

То есть в ситуации насилия в семье важным элементом игры будет наличие крючка со стороны жертвы, которым может быть скрытое сообщение: "Ударь меня" - и именно за наличие такого крючка, если он был с ее стороны, жертва и несет ответственность: ответственность, а не вину.

Отличие вины от ответственности

Довольно часто и жертвы насилия и специалисты, которые работают с такими ситуациями путают вину и ответственность.

Если посмотреть на их различие с точки зрения транзактного анализа, то вина - это транзакция из эго-состояния негативного Адаптивного Ребенка (то есть из Жертвы в треугольнике Карпмана), ответственность же - из Взрослого.

Еще одной особенностью вины является то, что виновным обычно выделяют одного участника взаимодействия, в случае ответственности: каждый ответственен за свои поступки и последствия этих поступков: предвидел ли эти последствия человек или не предвидел. (более подробнее о различии вины и ответственности вы можете почитать в статье В чем отличие вины от ответственности?" доктора Гарри Бойд.

В работе с жертвами насилия важно в первую очередь помочь жертве перестать чувствовать вину, то есть выйти из негативного Адаптивного Ребенка. Далее в процессе работы с жертвой, когда она будет готова к этому: необходимо пролить свет на ее ответственность в ситуации насилия: то есть чтобы жертва увидела те Крючки, которые она, возможно, предоставляла абьюзеру.

Вполне возможна ситуация, когда со стороны жертвы насилия не было таких Крючков, то есть не было скрытых посланий вроде: "Ударь меня" - я допускаю такую ситуацию теоретически: когда насилие произошло абсолютно неожиданно для жертвы со стороны абсолютно адекватного мужа до этого.

Однако, я пока не встречал таких клиентских ситуаций в своей работе с жертвами насилия.

Три степени психологических игр

Психологически игры бывают 3 степеней по степени тяжести Расплаты в игре:

  1. Игры первой степени, допустимые в обществе - о них обычно говорят с улыбкой;
  2. Игры второй степени, не всегда приносящие серьезные проблемы, но игроки которых, вероятнее всего, будут скрывать это от чужих глаз - часто они приводят к разрыву отношений;
  3. Игры третьей степени заканчиваются в зале суда, в реанимации, в психиатрической лечебнице или в морге.

В случае насилия в семье, а особенно в случае серийного насилия, о которых пишут коллеги, речь идет об игре третей степени. Если психолог видит, что клиент играет в игру третьей степени - то его задача, не ждать переключения ролей в треугольнике в ситуации насилия - а помочь клиенту выйти из игры - то есть выйти из всех ролей треугольника - во Взрослое эго-состояние, или в позитивных Заботливого родителя (о себе и/или о детях) или в позитивного Адаптивного Ребенка (позволить другим помочь ему, не нарушая его прав и границ), ведь если жертва насилия позволит людям, которые ему помогают нарушать его границы - то он останется в негативном Адаптивном Ребенке - а значит в Жертве из треугольника Карпмана, а соотвественно, те, кто ему будут помогать - станут Спасателями из треугольника, то есть будут в негативном Заботливом Родителе.

Но в ситуации насилия и игры 3-й степени даже это приемлемо, когда психолог на время становится Спасителем (важно чтобы психолог это понимал и это действительно было на время - как спасительная часть терапии от разрешения игры 3-й степени: смерти, больницы, суда).

В заключение хочу сказать, что треугольник Карпмана применим к ситуациям насилия, но то, о чем говорят коллеге, что с жертвой серийного насилия стоит прежде всего говорить о "сбегании из ситуации", нежели об ответственности за ситуацию (в первую очередь) - то же верно.

По поводу применения силы и власти, о которой писал в своем ответе Карпман - да, это важно, но среди игр выделяют как раз и игры власти, о которых Клод Штайнер (один из самых известных учеников Берна) написал замечательную книгу "Обратная сторона власти".

Пси­хо­па­то­ло­гия с точки зрения теории эго-состояний

Об­щая па­то­ло­гия пси­хи­че­ских рас­стройств под­раз­де­ля­ет­ся на струк­тур­ную и функ­цио­наль­ную.

Струк­тур­ная па­то­ло­гия вклю­ча­ет ано­ма­лии пси­хи­че­ской струк­ту­ры Ро­ди­те­ля, Взрос­ло­го и Ре­бен­ка.

Име­ют­ся два рас­про­стра­нен­ных ти­па - ис­клю­че­ние и за­ра­же­ние.

При ис­клю­че­нии од­но из Я-со­сто­я­ний в це­лях са­мо­за­щи­ты ис­клю­ча­ет дру­гие и на­чи­на­ет опре­де­лять по­ве­де­ние.

В слу­ча­ях "ком­пен­си­ро­ван­ной" ши­зо­фре­нии Ро­ди­тель ис­клю­ча­ет Ре­бен­ка. У рас­чет­ли­во­го уче­но­го пре­об­ла­да­ю­щим Я-со­сто­я­ни­ем яв­ля­ет­ся Взрос­лый. У нар­цис­си­че­ских, им­пуль­сив­ных лич­но­стей Ре­бе­нок ис­клю­ча­ет Ро­ди­те­ля и Взрос­ло­го. Ес­ли два эго-со­сто­я­ния ис­клю­ча­ют­ся, го­во­рят, что они спи­сы­ва­ют­ся (decommissioned).

Исключение эго-состояний

При за­ра­же­нии од­но из эго-со­сто­я­ний втор­га­ет­ся во Взрос­ло­го. За­ра­же­ние Взрос­ло­го Ро­ди­те­лем ве­дет к из­вест­ной пред­взя­то­сти. Втор­же­ние Ре­бен­ка во Взрос­ло­го на­блю­да­ет­ся при бре­де. Двой­ное за­ра­же­ние вклю­ча­ет од­новре­мен­ное втор­же­ние во Взрос­ло­го Ро­ди­те­ля и Ре­бен­ка.

Контаминация эго-состояний

Вто­рым ти­пом пси­хо­па­то­ло­гии яв­ля­ет­ся функ­цио­наль­ный.

При функ­цио­наль­ной па­то­ло­гии гра­ни­цы Эго-состояний про­ни­ца­е­мы, что ве­дет к ла­биль­но­сти (флук­ту­а­ции) ка­тек­си­са (психической энергии) от од­но­го эго-со­сто­я­ния к дру­го­му.

Вме­сте с тем по­движ­ность ка­тек­си­са мо­жет на­блю­дать­ся и при от­сутствии де­фек­тов в гра­ни­цах эго-состояний. За­стой ка­тек­си­са воз­ни­ка­ет при слиш­ком мед­лен­ном его дви­же­нии. Гра­ни­цы эго-состояний мо­гут быть жест­ки­ми или прак­ти­че­ски непро­ни­ца­е­мы­ми; это яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем ис­клю­че­ния. Раз­ви­тие пси­хо­па­то­ло­гии на­чи­на­ет­ся с трав­ми­ро­ва­ния эго-со­сто­я­ний в дет­стве; чем рань­ше про­изо­шла трав­ма, тем бо­лее се­рьез­ные воз­мож­ны по­след­ствия.

"Симп­то­мы яв­ля­ют­ся про­яв­ле­ни­ем еди­нич­но­го опре­де­лен­но­го эго-со­сто­я­ния, ак­тив­но­го или ис­клю­чен­но­го, хо­тя они мо­гут быть ре­зуль­та­том кон­флик­тов, вза­и­мо­дей­ствий или за­ра­же­ний (контаминациями) меж­ду раз­лич­ны­ми эго-со­сто­я­ни­я­ми. Пер­вое симп­то­ма­ти­че­ское за­да­ние в струк­тур­ном ана­ли­зе, та­ким об­ра­зом, со­сто­ит в вы­яв­ле­нии эго-со­сто­я­ния, от­вет­ствен­но­го за про­яв­ле­ние симп­то­ма" (Berne, 1961, р. 61)

Гал­лю­ци­на­ции обыч­но ис­хо­дят от Ро­ди­те­ля. Бред, как пра­ви­ло, на­блю­да­ет­ся в ре­зуль­та­те за­ра­же­ния (кон­та­ми­на­ции) Ре­бен­ком Взрос­ло­го, по­это­му бред ча­сто вос­при­ни­ма­ет­ся как эго-син­тон­ный со Взрос­лым, как пе­ре­жи­ва­ния Взрос­ло­го. По­сле пре­кра­ще­ния за­ра­же­ния бред мо­жет со­хра­нить­ся, од­на­ко че­ло­век со­зна­ет, что эти пе­ре­жи­ва­ния не име­ют под со­бой ре­аль­ной ос­но­вы; они ста­но­вят­ся эго-ди­стон­ны­ми. "

По­гра­нич­ные симп­то­мы" (де­ре­а­ли­за­ция, де­пер­со­на­ли­за­ция, от­чуж­де­ние, чув­ства нере­аль­но­сти, уже пе­ре­жи­то­го и так да­лее) вы­те­ка­ют из "на­ру­ше­ний гра­ни­цы меж­ду Взрос­лым и Ре­бен­ком" (Berne, 1961, р. 63). Все эти симп­то­мы ши­зо­ид­ные по сво­ей при­ро­де.

"При ги­по­ма­нии на­блю­да­ет­ся ис­клю­че­ние Ро­ди­те­ля Ре­бен­ком при уча­стии за­ра­жен­но­го Взрос­ло­го, по­это­му пре­об­ла­да­ют нео­пси­хи­че­ские (Взрос­лый), хо­тя и на­ру­шен­ные, суж­де­ния. Ес­ли ма­ния про­грес­си­ру­ет, Взрос­лый и Ро­ди­тель тер­пят по­ра­же­ние от за­ря­жен­но­го пси­хи­че­ской энер­ги­ей Ре­бен­ка, ко­то­рый по­лу­ча­ет ши­ро­кие воз­мож­но­сти для сво­ей бур­ной де­я­тель­но­сти" (Berne, 1961, р. 66).

Симп­то­ма­ти­ка кон­вер­си­он­ной ис­те­рии про­ис­те­ка­ет от Ре­бен­ка, ко­то­рый ис­клю­ча­ет­ся Взрос­лым через по­дав­ле­ние. В це­лом, од­на­ко, при нев­ро­зе Ро­ди­тель яв­ля­ет­ся вра­гом. Рас­строй­ства ха­рак­те­ра и пси­хо­па­тии так­же яв­ля­ют­ся про­яв­ле­ни­я­ми Ре­бен­ка в со­труд­ни­че­стве со Взрос­лым; им­пуль­сив­ный нев­роз так­же ко­ре­нит­ся в Ре­бен­ке, но уже без уча­стия Взрос­ло­го или Ро­ди­те­ля.

Функ­цио­наль­ные пси­хо­зы вклю­ча­ют все со­сто­я­ния, обыч­но ди­а­гно­сти­ру­е­мые как ма­ни­а­каль­но-де­прес­сив­ные и ши­зо­фре­ни­че­ские, од­на­ко вза­мен обыч­ной но­зо­ло­ги­че­ской клас­си­фи­ка­ции в тер­ми­нах струк­тур­ных со­сто­я­ний они под­раз­де­ля­ют­ся на ак­тив­ные и ла­тент­ные.

"Ак­тив­ным счи­та­ет­ся пси­хоз, при ко­то­ром ис­пол­ни­тель­ная власть на­хо­дит­ся у Ре­бен­ка и ко­то­рый пе­ре­жи­ва­ет­ся как "ис­тин­ное "Я"", в то вре­мя как Взрос­лый спи­сан" (Berne, 1961, р. 139). При дру­гих со­сто­я­ни­ях, в част­но­сти при мяг­кой де­прес­сии, ги­по­ма­нии, рас­строй­ствах ха­рак­те­ра и па­ра­нойе Взрос­лый за­ра­жен Ре­бен­ком и со­труд­ни­ча­ет с ним, но не спи­сы­ва­ет­ся. Эти рас­строй­ства мо­гут пе­ре­ра­с­ти в ак­тив­ный пси­хоз.

При ла­тент­ном пси­хо­зе, ко­то­рый вклю­ча­ет в се­бя ком­пен­си­ро­ван­ные пси­хо­зы, ам­бу­ла­тор­ные пси­хо­зы, пси­хо­зы на фоне ре­мис­сии, а так­же пред­пси­хо­ти­че­ские, или по­гра­нич­ные, со­сто­я­ния, Взрос­лый об­ла­да­ет ис­пол­ни­тель­ной вла­стью и пе­ре­жи­ва­ет­ся как "ис­тин­ное я", хо­тя он за­ра­жен и/или вре­мен­но спи­сан.

Применимость треугольника Карпмана в случае психопатологии

Если мы говорим о социопате, то его транзакция агрессии может быть с позиции негативного Естественного Ребенка при исключенном Взрослом и Родителе - и если со стороны жертвы насилия не было сознательного или бессознательного провоцирования - Крючка - с точки зрения формулы психологической игры Берна - то в таком случае игры действительно нет и тогда треугольник Карпмана не применим.

Но, в своей работе с жертвами насилия, я такой ситуации не встречал - то есть всегда со стороны жертвы было провоцирование - был Крючок, было приглашение к игре - на что абьюзер (Преследователь) отвечал.

То есть теоретически я соглашусь с ситуациями, когда треугольник Карпмана не применим, да. Но это намного более редкие ситуации, нежели "всегда"! То есть тут важно поведение: сознательное и бессознательное самой жертвы - и ее ответственность (не вина, а ответственность) за это поведение.

В чем практический смысл применимости треугольника Карпмана в ситуации насилия?

Практический смысл применимости данной теории не в начале работы с клиенткой, а когда она будет готова увидеть свои скрытые или явные транзакции к игре, а так же скрытый выигрыш от этих транзакций и свою ответственность за них.

Ведь эти же самые скрытые транзакции клиентка использует и в других своих играх: не третьей, а второй и первой степени: например, с детьми: и пока она их не увидит, она будет продолжать в эту же самую игру, и, если она не увидит эти транзакции и свой выигрыш - это может привести к повторению ситуации абьюза, но уже с другим партнером.

 






Об авторе статьи

`
Евгений Станиславович

Рейтинг психолога: 3 3

Евгений Станиславович

психолог
Город: Москва
  •   Отношения
  •   Психология отношений
  •   Психология семьи
  •   Секс
  •   Семья
  •   Чувства и эмоции


Добавить новый Комментарий


Психолог Коновалов Андрей Евгеньевич
Консультация по Skype

Коновалов Андрей

Психолог, клинический психолог, психотерапевт, провожу индивидуальные консультации и...
Психолог Мустафин Руслан

Мустафин Руслан

Психолог гуманистической направленности. Индивидуальное консультирование взрослых.
Психолог Войтишина Марина Валерьевна

Войтишина Марина

Психолог терапевтических групп онлайн и в г. Санкт-Петербург. Системно-семейный психолог,...
Психолог Репина Кристина Алексеевна

Репина Кристина

Детский психолог
Психолог Гурова Елена Владимировна
Консультация по Skype

Гурова Елена

Психолог, коуч, тренер - использую гештальт, когнитивно-поведенческую психологию,...
Психолог Майбах Елена

Майбах Елена

Основатель и руководитель центра системных расстановок ReStart, психолог, Мастер Рейки, ...
Психолог Евстратова Полина Ивановна
Консультация по Skype

Евстратова Полина

Практикующий психолог, сертифицированный консультант в методе Позитивная психотерапия




Вход для психологов

Забыли ID или пароль?

Забыли ID или пароль?

🔍