Психологический навигатор
Псикологическая помощь. Консультация по Скайп. Лучшие профессиональные психологи. Профессиональные психологи в городе $g_town.
Вход | Регистрация


Психологическая помощь
Выберите город
Без сортировки
По цене приёма
По рейтингу
По ФИО психолога


Несколько слов о детской "агрессии"



Хочу написать пару слов про детскую агрессию. Точнее то, что называют агрессией.

Вспоминается одна беседа в ЖЖ, кажется, где одна дама с пеной у рта доказывала, что детки не должны ничего выяснять между собой силой. Что потворствование силовым противостояниям в современном "цивилизованном мире" равносильно возвращению с "джунгли", и что она не хочет, чтобы её дети росли "неандертальцами". Ну и всё в таком духе. Мол, если что не так, зови мамочку или папочку, они разберутся. А сам драться ни-ни.

Да и вообще часто приходится наблюдать, как детишек, особенно мальчиков, одёргивают их мамы при попытках кого-нибудь стукнуть - как правило, равного себе по полу и возрасту. Ну и самих мам, само собой, тоже. Обычно называют это агрессией и очень тревожатся, когда замечают "агрессию" у своих детей.

Слово "агрессия" в нашем мире может иметь разный подтекст, но, как правило, мы подразумеваем под этим "воинственную враждебность". Есть и другие толкования, которые несут в себе оттенки намеренного причинения вреда, злобы, нарушения социальных норм. По крайней мере, так мы - взрослые - понимаем агрессию.

Но не так она происходит у детей. Я сейчас беру обычного "нормального" ребёнка в самом раннем возрасте, когда это начинает происходить, - вокруг трёх лет. В этом возрасте ребёнок обычно начинает более-менее стабильно пытаться прибегать к силовым воздействиям на окружающую реальность. Захотел игрушку - потянул ручку. Не дали - попытался отобрать, не удалось или забрали - попытался стукнуть. И все вокруг - ай-ай, агрессия. Часто в ответ на это родители также начинают воздействовать физически - шлёпать, бить, грубо одёргивать и т.д.

Для ребёнка не существует слова агрессия. У ребёнка в этом возрасте есть зарождающиеся базовые эмоции. Тут стоило бы сделать небольшое отступление в теорию эмоций Пола Экмана. Он говорит о том, что у нас есть семь базовых эмоций, проявления и механизмы которых универсальны для всех людей и даже, по-видимому, для многих приматов вообще: радость, гнев, печаль, страх, удивление, отвращение, презрение. Каждая эмоция это эволюционно выработанный адаптационный механизм. и каждая эмоция выполняет свою коммуникативную функцию. Данный разговор касается, конечно же, эмоции гнева. У каждой эмоции есть свой типовой триггер. Триггер гнева - препятствие для получения желаемого или удовлетворения потребности. То есть если мы чего-то хотим, но наталкиваемся на помеху, мы начинаем раздражаться и злиться. Эволюционная психология гнева может быть более сложным делом, чем моя интерпретация, но не буду вдаваться в детали.

К примеру, вот недавно пробегало забавное видео про гнев у белки: https://lenta.ru/news/2016/05/12/squirrel/
Когда белка не может открыть знакомый ящик с едой, она начинает раздражённо дёргать хвостом. Это такое проявление раздражения у белок.

Соответственно, у каждой эмоции человека есть универсальные мимические признаки, в том числе у гнева. Также каждая эмоция проявляется на уровне физиологических реакций организма. Также каждая эмоция имеет определённый градиент интенсивности. Для гнева это континуум от лёгкого раздражения до ярости.

Когда мы видим в поведении ребёнка признаки "агрессии", мы обычно видим, на самом деле, признаки раздражения: стиснутые кулаки, сжатые губы, нахмуренные брови, более резкий и грубый голос. В нашей культуре гнев это социально не одобряемая эмоция, поэтому мы все приучены эти проявления контролировать и реагировать, когда замечаем их у других людей. Мы полагаем, что они мешают установлению отношений и функционированию в обществе. Поэтому, когда мы видим проявления гнева у ребёнка, для нас это как красная тряпка для быка (хотя, строго говоря, быку совершенно всё равно, какого тряпка цвета, он не различает цветов).

Тем не менее, большинство из нас, будучи высоколобыми, умудрёнными опытом дядьками и тётьками, совершенно забывают о том, каково это - быть малышом трёх лет. В три года всё, что у тебя есть, - привязанность к родителям и базовые эмоции. Невыполнение желание ребёнка - однозначный триггер для гнева и у мальчиков, и у девочек, что, закономерно, запускает всю поведенческую реакцию в виде кулаков и криков. Но это не проявление "агрессии" или "враждебности". Это просто коммуникативный сигнал - "я это хочу, а мне мешают, поэтому я злюсь". Грубая ошибка - рассматривать гневное поведение ребёнка как "агрессию" в нашем, взрослом понимании. Подчас родитель реагирует на гнев ребёнка большей агрессией, чем та, на что ребёнок вообще способен. Ребёнок не понимает, почему мама или папа его ругают за то, что он злится, ведь его злось - естественное выражение его дискомфорта. Аналогичные по структуре, но взрослые формы коммуникации мы иногда видим в самом ужасном свете в современных сериалах про психопатов, когда в ответ на осторожную критику со стороны жены муж лупит её по лицу наотмашь.

Когда мы резко реагируем на гнев, мы, во-первых, учим ребёнка более резким и действительно агрессивным проявлениям гнева, во-вторых, демонстрируем, что мы не понимаем его и не считаем нужным учитывать его желания, в третьих, оставляем его наедине со сложной эмоцией, которая требует выхода, и не даём ему адекватно её осознать и выразить. Сие не есть хорошо. По сути, мы своими руками ставим ребёнка на дорожку агрессии. Потому что в следующий раз он будет использовать наши методы, потому что увидит, что они работают - причём работают на нём же. Но фрустрация и боль из-за невыраженной эмоции и нереализованных потребностей будут накапливаться и требовать выхода в виде агрессии в сторону более слабых, в сторону животных или даже игрушек.

Вместо того, чтобы ругать его, бить или одёргивать, необходимо попытаться понять суть этой коммуникации, причину эмоции. Если есть гнев, есть препятствие для выполнения желания ребёнка. Поэтому, если вы видите, что ребёнок с пытается вас ударить в ответ на какие-то ваши действия, слова, если он пытается ударить кого-то из сверстников, действия должны быть намного более сдержанными и спокойными.

Здесь уместно, конечно же, сначала немного придержать ребёнка, не давая ему навредить другому и себе, если того требует ситуация, но делать это аккуратно и уважительно, просто сдерживая и перенаправляя его силу.

Далее, обязательно обратить внимание на сознательный аспект: "Ты злишься?" "Почему ты сердишься?" Так вы отражаете ребёнку его состояние, называете его, даёте знать, что оно нормально и что вы хотите его понять.

Следом, учитывая природу гнева и его триггеры, вы должны понять, что его вызвало: "Чего ты хочешь? На что ты злишься? Ты хочешь игрушку? Тебе не нравится, что я тебя ругаю?" Такими вопросами вы пытаетесь понять причину гнева, даёте ребёнку понять, что вам важны его желания и побуждаете его перейти в более "когнитивный" режим, пытаясь выразить свои желания словами. Часто на этом этапе можно получить чёткий ответ и объяснить ситуацию.

Даже на этом этапе крайне важен подбор слов. "Нельзя" это, конечно, аргумент, но для ребёнка он не очень понятен, по крайней мере, поначалу. "Нельзя" звучит безлично и радикально. Если ребёнок совсем маленький, то иногда проще направить его внимание на что-то другое, на альтернативный "бонус". Ребёнок может легко переключиться и даже забыть о причинах своего мимолётного раздражения. Если он постарше, то важно объяснить, почему его желание сейчас нельзя выполнить либо можно выполнить лишь частично. Объяснить так, как вы бы объясняли это любому сознательному человеку, но простыми словами. Подойдут разные варианты: "Это чужая игрушка, мальчик не хочет делиться", "Это опасно, будет больно", "Мне больно, мне не нравится, когда ты так делаешь" и так далее. Если причина сложная и сопряжена, например, с правилами поведения, или если у вас нет времени на объяснения, вместо "нельзя" будет лучше сказать "Я не разрешаю" - это, по крайней мере, звучит понятно и честно. Вы - авторитет, и ребёнок будет с вами считаться. Но лучше всего предложить альтернативу или направить внимание на другое. "Не разрешаю, но обязательно разрешу потом", или "сделаем вместе попозже", или "а зато я тебе дам вот это" и так далее.

Стоит усвоить, что для ребёнка кулаки и крик это не агрессия, это просто применение силы для того, чтобы получить желаемое. Это для него проще и интуитивнее, чем переговоры. Наша задача - научить его переговорам и объяснить, что у применения силы есть последствия и ответственность. Когда же вы запрещаете проявлять силу, не давая альтернативы, вы 1) не даёте сформироваться навыку ведения переговоров, 2) фрустрируете какую-то важную потребность (а по пустякам ребёнок не будет злиться - для него любая мелочь это дело жизни), 3) учите озлобленному и жестокому отстаиванию своей правоты силой же.

Наконец, для мальчиков применение физической силы без признаков гнева может быть проявлением желания поиграть. Если вы научитесь различать гнев по мимике, это вам очень поможет правильно оценить поведение. В таких случаях всегда нужно спросить: "Почему ты меня бьёшь? Ты хочешь, чтобы мы поборолись?"

И последнее замечание. Если гневное поведение ребёнка вызывает у вас гнев и агрессивные импульсы, это повод задуматься о своих триггерах: в чём здесь вы встречаете препятствие для реализации своих потребностей? Почему смирное поведение ребёнка для вас так необходимо? Триггер запускает эмоциональную реакцию очень быстро, и если он сработал, у вас менее 300 миллисекунд на включение осознанности. Скорее всего, вы не успеете. Но если вы осознаете свой триггер заранее, то интенсивность его будет снижаться, а окно осознания реакции будет увеличиваться.

Как правило, для взрослых такой триггер гнева может быть связан с собственным подавленным гневом и фрустрированной потребностью.

И ещё. Нормально реагировать гневом на гнев. Но мы, взрослые, всё-таки должны проявлять больший навык регулирования аффекта, чем дети, и помимо гнева включать осознавание реальной ситуации. Часто в гневе мы обращаемся к детям как к взрослым. Наша коммуникация и поведение строится так, будто мы взаимодействуем с другим таким же взрослым человеком, который может нас понять. Но наше гневное поведение не должно превращаться в агрессивное. Агрессия при гневе - ещё один аргумент в пользу исследования собственных триггеров гнева.






Об авторе статьи

`
Снигур Владимир Сергеевич

Рейтинг психолога: 6 6

Снигур Владимир Сергеевич

Психотерапевт, гипнолог
Город: Москва Стоимость приема: 5000 рублей
  •   Вопросы психологии
  •   Депрессия
  •   Кризисы и травмы
  •   Личность
  •   Отношения
  •   Страхи и фобии
  •   Чувства и эмоции


Добавить новый Комментарий


Психолог Мустафин Руслан

Мустафин Руслан

Психолог гуманистической направленности. Индивидуальное консультирование взрослых.
Психолог Артюхова Мария Андреевна

Артюхова Мария

Клинический психолог, психолог-консультант. Применяю в работе методы транзактного...
Психолог Гурова Елена Владимировна
Консультация по Skype

Гурова Елена

Психолог, коуч, тренер - использую гештальт, когнитивно-поведенческую психологию,...
Психолог Евстратова Полина Ивановна
Консультация по Skype

Евстратова Полина

Практикующий психолог, сертифицированный консультант в методе Позитивная психотерапия
Психолог Войтишина Марина Валерьевна

Войтишина Марина

Психолог терапевтических групп онлайн и в г. Санкт-Петербург. Системно-семейный психолог,...
Психолог Коновалов Андрей Евгеньевич
Консультация по Skype

Коновалов Андрей

Психолог, клинический психолог, психотерапевт, провожу индивидуальные консультации и...
Психолог Репина Кристина Алексеевна

Репина Кристина

Детский психолог




Вход для психологов

Забыли ID или пароль?

Забыли ID или пароль?

🔍